You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Особенности формирования хронического утомления у комбатантов с длительным пребыванием в зоне боевых действий, которые лечатся в мобильном госпитале после ранения или заболевания. Сообщение 1. Структура симптомов состояния «выгорания» у комбатантов

ISSN 2223-6775 Украинский журнал по проблемам медицины труда Том.16, № 2, 2020

Особенности формирования хронического утомления у комбатантов с длительным пребыванием в зоне боевых действий, которые лечатся в мобильном госпитале после ранения или заболевания. Сообщение 1. Структура симптомов состояния «выгорания» у комбатантов

Кальниш В. В.1, 2, Скочко Т. В.1

https://doi.org/10.33573/ujoh2020.02.115

1Украинская военно-медицинская академия, г. Киев

2 Государственное учреждение «Институт медицины труда имени Ю. И. Кундиева Национальной академии медицинских наук Украины», г. Киев

Полная статья (PDF), UKR

Введение. Длительная и напряженная работа специалиста может способствовать развитию у него состояний хронического напряжения и утомления. Особенно такие обстоятельства, осложненные объективным и частым риском для здоровья и жизни человека (который проявляются в условиях боевых действий) будут способствовать ускорению этого процесса. Вопросам развития хронического утомления у военнослужащих, которые длительное время находились в зоне боевых действий, изучен еще недостаточно. С этим связаны методические трудности в получении соответствующей информации сразу же после выхода таких бойцов из зоны Операции Объединенных сил (ООС). Поэтому таких исследований, особенно в аспекте оценки уровня хронического утомления, было проведено крайне мало.

Цель исследования – выявление особенностей развития хронического утомления у военнослужащих, имеющих длительный стаж пребывания в зоне боевых действий и разработка на этой основе приемов оценки уровня утомления и выгорания.

Материалы и методы исследования. Обследовано 98 военнослужащих мужского пола в возрасте от 21 до 57 лет после ранения или заболевания вследствие пребывания в зоне ООС. Лечение комбатантов проводилось на базе мобильного госпиталя. Психофизиологические исследования происходили при наличии биоэтического согласия. Для определения тенденций к развитию хронического утомления использовалась методика «Диагностика эмоционального выгорания личности» В. В. Бойко. Оценка уровня «индивидуальной минуты» проводилась по методике Ф. Халберга. Степень удовлетворенности службой оценивалась по бинарной шкале: 1 – доволен службой; 0 – не доволен службой. Статистический анализ данных осуществлялся методами вариационной и непараметрической статистики, а также кластерного, пошагового дискриминантного и корреляционного анализа.

Результаты. Установлена структура проявления симптомов выгорания у комбатантов после длительного воздействия боевого стресса. Показано отсутствие у комбатантов ярко выраженной фазы истощения и наличие относительно небольшого числа симптомов, свидетельствующих о наличии выраженной фазы резистенции. Задекларировано возможное наличие дополнительных механизмов, обеспечивающих существование обнаруженной структуры состояния выгорания у комбатантов. Вероятным действующим механизмом, приводящим к такому результату, может быть механизм стихийного отбора более слабых военнослужащих в течение их пребывания в зоне ООС. Констатировано, что для сохранения боеспособности частей и здоровья военнослужащих необходимо иметь действенный механизм обеспечения своевременного «устранения» лиц со слабой стрессоустойчивостью и перевода их на выполнение работ, не связанных с постоянным воздействием боевого стресса. Для этого следует предусмотреть наличие специальных мобильных групп психофизиологов, психологов, врачей, которые будут оперативно оценивать функциональное состояние комбатантов и давать конкретные результаты своих исследований и соответствующие рекомендации командованию частей.

Выводы. Установлена значительная неоднородность эмоционального состояния контингента комбатантов, которые длительное время находились в зоне ООС по параметру уровня выгорания. У 16,3 % из них наблюдалось проявление сложившейся фазы резистенции, у 43,9 % – фаза резистенции находилась на уровне формирования, а у 39,8 % – ни одна из фаз выгорания еще не была сформирована. Выделены симптомы эмоционального выгорания, которые могут быть информативными для оценки функционального состояния комбатантов. Показано, что комплексный анализ симптомов отдельных фаз эмоционального выгорания дает возможность получить достаточно полную информацию о принадлежности комбатанта к подгруппе с соответствующей степенью проявления этого состояния. Разработаны решающие правила, позволяющие оценить выгорание комбатанта с разной степенью достоверности получаемых данных: отдельно по симптомам фазы напряжения – 65,3 %, фазы резистенции – 77,6 % и фазы истощения – 81,6 %, что дает возможность использования в практических целях ограниченного количества симптомов выгорания для получения скрининговых экспресс-оценок его уровня. Выявлено, что более выгоревшие комбатанты имеют более высокий уровень активации, дезадаптации, тревожности и недовольство собой. Симптомы фазы напряжения могут быть использованы для тонкой диагностики выгорания особенно в области регулирования уровня напряжения физиологических и психофизиологических компонентов, влияющих на формирование функционального состояния комбатанта. На основе полученных данных для повышения боеспособности и сохранения здоровья комбатантов предложено использование мобильных групп психофизиологов, психологов и врачей, которые могут оперативно оценивать функциональное состояние военнослужащих как непосредственно в частях, так и в мобильных госпиталях и предоставлять соответствующие конкретные рекомендации командованию по рационализации кадрового состава воинских частей.

Ключевые слова: синдром эмоционального выгорания, напряженость, резистенция, истощение, комбатант, продолжительная деятельность в условиях боевых действий

Литература

    1. Бескаравайный Е. Б. Характеристика адаптивных реакций организма военнослужащих отряда специального назначения, дислоцированного в северном регионе, к воздействию психотравмирующих условий служебно-боевой деятельности: дис. канд. мед. наук. Архангельск, 2015. 161 с.
    2. Бикинина Г. М., Кайбышев В. Т., Кильдебекова Р. Н. Медико-психологическое сопровождение лиц экстремальных профессий. Уфа : Изд-во ООО Медиа Группа «Здоровье», 2011. 109 с.
    3. Бойко В. В. Синдром эмоционального выгорания: диагностика и профилактика. Санкт-Петербург : Питер, 2008. 336 с.
    4. Психосоматические компоненты боевого стресса. Т. Р. Гизатуллин, В. Н. Цыган, В. Н. Павлов и др. Санкт-Петербург – Уфа, 2018. 206 с.
    5. Левицкая Т. Е., Зайцев А. А. Проблема здоровья и адаптации военнослужащих, принимавших участие в современных локальных войнах и вооруженных конфликтах. Сибирский психологический журнал. 2008. № 30. С. 82–85.
    6. Луценко О. Л. Вимірювання індивідуальної хвилини як спосіб експрес-оцінки адаптації людини. Сучасний стан розвитку екстремальної та кризової психології: матеріали ІV Міжнародної науковопрактичної конференції; 30.11–1.12 2017 р., м. Харків. Харків : НУЦЗУ, 2017. С. 165–167.
    7. Практическая психодиагностика. Методики и тесты: редактор-составитель Д. Я. Райгородский. Самара : Издательский дом «БАХРАХ-М», 2008. 672 с.
    8. Стрельникова Ю. Ю. Динамика психического состояния и изменений особенностей личности комбатантов в течение 1 года после участия в контртеррористической операции. Медико-биоло гиче ские и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. 2014. № 2 С. 74–83.
    9. Стрельникова Ю. Ю. Структурно-динами ческая модель личностных изменений специалистов профессий экстремального профиля: дис. докт. психол. наук. Санкт-Петербург, 2016. 582 с.
    10. Halberg F., Cornellissen G., Kotinas G. Feeds idewards intermodulation strictly among time structures, cronomes, around us and cosmo-vasculo-neuroimmunity. Neuroimmunomodulation. Perspect ives at the new millennium. 2000 V. 917. P. 348–375. https://doi. org/10.1111/j.1749-6632.2000.tb05401.x.
    11. Pinkowish D. The aftermath of a disaster. Patient Care. 2002. V. 36. P. 16–22